Научно-практический анализ понятийного аппарата соотношения международных и национальных антикоррупционных стандартов

22 june 2016
Научно-практический анализ понятийного аппарата соотношения международных и национальных антикоррупционных стандартов

Посвящается Дню национального единства и согласия в Таджикистане

 

 

К вопросу о приведении нормативных правовых актов Республики Таджикистан в соответствие с антикоррупционными международными правовыми актами, признанных Таджикистаном

 

Передовой опыт Евросоюза, вставших раньше СНГ на путь реформирования, приводит к необходимости объединения в аналогичную интеграционную группировку (путем согласования таможенной политики, квотирования экспорта, введения дискриминационных требований к качеству продукции третьих стран и т.д.)[1], соответствия международным стандартам путем построения четких экономических систем и моделей развития.

Однако тормозящим фактором на этом пути явилась коррупция и её превращение в явление интернационального характера, что в свою очередь, вызывает необходимость унификации национальных законодательств. Это к настоящему времени осознали на практическом уровне многие страны мира, стремящиеся в ходе экономических реформ к предотвращению коррупции. Что обусловлено необходимостью соответствия международным правовым стандартам противодействия коррупции. Таджикистан также, например, стал нуждаться во введении уголовной ответственности за коррупцию публичных лиц, организующих либо допускающих международные сделки по продаже сырьевых ресурсов страны либо вывоза за пределы страны финансовых средств и имущества, добытых незаконным путем, и другим угрозам экономики страны[2]. Ущерб от коррупции сегодня ощутили все граждане, ясно осознавая её вред а государство как общественное образование – её разрушающее воздействие на легитимность и авторитет власти.

  В Республике Таджикистан к настоящему времени проделана большая работа по созданию законодательно-правовой базы по борьбе с коррупцией, обеспечению прозрачности процесса принятия решений государственными органами, проведению мониторинга выполнения Республикой Таджикистан международных обязательств в сфере борьбы с коррупцией и информирования о её результатах мировой общественности.

         Так например, внесенный на рассмотрение Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли (нижней палаты парламента) Республики Таджикистан проект нового Закона «О государственных закупках товаров, работ и услуг», разработанный с учетом требований международных норм о прозрачности государственных закупок, предотвращении факторов коррупции при осуществлении государственных закупок, явился одной из перспективных правовых антикоррупционных мер[3], к настоящему времени ставшего правовой основой уже для электронных закупок и других современных методов государственных закупок[4].

На проведенной 19 ноября 2004 года в Душанбе Национальной конференции на тему «Укрепление законодательно-правовой и институциональной базы Республики Таджикистан по борьбе с коррупцией» были обсуждены правовые основы подобных мер, с их научно-практическим обоснованием. В работе конференции принимали участие представители Маджлиси Оли (Парламента), Исполнительного аппарата Президента, Правительства республики, министерств и ведомств, неправительственных организаций, средств массовой информации, Антикоррупционной сети ОЭСР, международных правозащитных и донорских организаций, а также представители правительств стран СНГ[5]. По мере становления правовых и институциональных механизмов противодействия коррупции, в Таджикистане регулярно стали проводиться многочисленные и разнообразные конференции, семинары, круглые столы, совещания рабочих групп и встреч представителей государства и общества, о чём можно следить в СМИ, в мониторинговых отчётах и различных научно-практических исследованиях,  веб-сайте Агентства по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией.

  Важным шагом в развитии антикоррупционного законодательства явилось принятие Парламентом Республики Таджикистан нового Закона Республики Таджикистан №100 от 25 июля 2005 года «О борьбе с коррупцией», существенно доработанного на основе прежнего закона №875 от 11 декабря 1999 года в соответствии с международными стандартами[6].

  В реализацию данного закона, верхней палатой парламента - Маджлиси милли Маджлиси Оли Республики Таджикистан было принято Постановление за №95 от 15 июля 2005 года «О первоочередных задачах Маджлиси милли Маджлиси Оли Республики Таджикистан по применению Закона Республики Таджикистан "О борьбе с коррупцией». Этим постановлением в целях приведения национального законодательства в соответствие с международными антикоррупционными стандартами по борьбе с коррупцией, утверждены разработанные мероприятия, предусматривающие комплекс мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию этих видов преступлений, искоренению причин и условий их порождающих:

-          разработку законопроектов о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан, Кодекс Республики Таджикистан об административных правонарушениях, Трудовой кодекс Республики Таджикистан и Гражданский кодекс Республики Таджикистан, Законы Республики Таджикистан «О государственной службе», «О государственном финансовом контроле», «О государственных финансах Республики Таджикистан» а также разработку проекта Закона Республики Таджикистан «О порядке декларирования доходов и имущественном положении лиц, занимающих государственные должности»;

  -        образование рабочей группы из представителей Маджлиси милли Маджлиси Оли, Верховного Суда, Генеральной прокуратуры Республики Таджикистан и других правоохранительных органов по антикоррупционной экспертизе нормативно-правовых актов, выявления и устранения «лазеек» в законодательстве, которые могут способствовать совершению коррупционных деяний;

       -   подготовку предложений по разработке Государственной программы Республики Таджикистан по борьбе с коррупцией на 2006-2010 годы;

  -        разработку мероприятий по дальнейшему исполнению Рекомендаций ОЭСР от 21 января 2004 года;

  -        разработку Реестра преступлений коррупционного характера и Инструкции о порядке их статистического учета;

  -        издание комментария к Закону Республики Таджикистан «О борьбе с коррупцией» и другие практические мероприятия.

В последующем, по мере планирования и реализации Правительством последовательного выполнения международных обязательств по противодействия коррупции, реформирование законодательства сопровождалось также принятием и подзаконных актов и программ в соответствии с антикоррупционными международно-правовыми нормами.

В итоге, в ряду мероприятий передовых сил страны наиболее оптимально соответствующим международным обязательствам программным документом явилась Стратегия борьбы с коррупцией в Республике Таджикистан на 2008-2012 годы, утвержденная Постановлением Правительства Республики Таджикистан №34 от 26 января 2008 года. В которой обращается внимание на то, что процесс глобализации предоставляет возможность коррумпированным лицам виртуально или реально пересекать границы государств, заключать незаконные сделки с целью уклонения от уголовного преследования, искать возможности нахождения безопасных мест для сокрытия преступных доходов и укрываться от правосудия. Отмечается тот немаловажный фактор, что предупреждение, расследование, наказание преступников и возврат незаконно полученных доходов невозможны без тесного международного сотрудничества. В соответствии с пунктом 37 Матрицы мер по реализации Стратегии, Конвенция ООН против коррупции, подписанная Таджикистаном 25 сентября 2006 года, была ратифицирована Постановлением нижней палаты Парламента – Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан №952 от 16 апреля 2008 года.

Качественно новым этапом обновления национальной антикоррупционной политики стала принятая Указом Президента Республики Таджикистан от 30 августа 2013 года №1504 Стратегия противодействия коррупции  Республике Таджикистан на 2013-2020 годы, с 89-ю пунктами мер и мероприятий, индикаторов успеха и предусмотрением возможностей участия в их осуществлении организаций гражданского общества, международных и частного сектора, а также ведомственного и проектного финансирования.

Стратегия, по сути, являясь важным правовым источником, инструментом правовой политики и программным документом комплексного противодействия коррупции в Республике Таджикистан, соответствует международным стандартам. В этом документе прежде всего отражен анализ коррупции, предпринятые меры Республики Таджикистан, шаг за шагом осуществленные Правительством, принятые законы и другие нормативно-правовые акты по противодействию коррупции. Также документ предусматривает последовательную программу действий по совершенствованию правовых и институциональных механизмов противодействия коррупции в Республике Таджикистан и мер по выполнению её международных обязательств.

В Стратегии были предусмотрены например, мероприятия по приведению законодательства в этой области в соответствии с международно-правовыми нормами, которые мы считаем важными, с учетом анализа практики:

- привести определения преступлений коррупционного характера в соответствие с требованиями международных стандартов, предусмотренных Конвенцией ООН против коррупции. В соответствии с требованиями Конвенции и других международных антикоррупционных стандартов, Таджикистаном среди государств СНГ впервые приведен наиболее полный перечень коррупционных правонарушений во второй редакции  Закона о борьбе с коррупцией (ст.11-14), Кодексе Республики Таджикистан об административных правонарушениях (ст.656-675), Кодекса этики государственного служащего а также принимаемых на основании Стратегии ведомственно-отраслевых антикоррупционных программ и профессиональных кодексов этики, предусматривающих различные формы проявления коррупционных правонарушений в соответствии с текущим анализом рисков коррупции;

- внесение иных необходимых изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Таджикистан, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Таджикистан и иные нормативные правовые акты, регулирующие сферу борьбы с коррупцией, с целью обеспечения соответствия законодательства Республики Таджикистан международным стандартам. Так, этими нормативными правовыми актами 50 статей уголовного кодекса отнесены к коррупционным преступлениям;

- изучение международных соглашений по борьбе с коррупцией на предмет целесообразности присоединения к ним Республики Таджикистан;

-проведение работы по заключению новых межгосударственных, межправительственных и межведомственных договоров и соглашений со странами СНГ и дальнего зарубежья о правовой помощи и выдаче преступников;

-проведение мониторинга выполнения Республикой Таджикистан международных обязательств по Конвенции ООН против коррупции, рекомендаций Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) и других региональных инициатив, доведение до международной общественности результатов мониторинга[7].

Последнее положение, в частности, предусмотрено пунктом 88 (39 первоначальной Стратегии) Матрицы мер по реализации Стратегии, периодически, и исполнение этого пункта возложено на Агентство по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией, Генеральную Прокуратуру, Совет юстиции, Министерство иностранных дел Республики Таджикистан, Верховный суд, Высший экономический суд, Государственный комитет по национальной безопасности, Налоговый Комитет, Таможенную службу, Центр стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан и соответствующие министерства и ведомства. Финансирование данной меры предусмотрено в рамках ведомственных средств, проектов и грантов, в том числе международных и общественных организаций.

Термин «мониторинг» (от англ. monitoring в переводе – отслеживание, на базе латинского корня — monitor — напоминающий, предостерегающий) - постоянное наблюдение за каким-либо процессом с целью выявления его соответствия желаемому результату, систематическая диагностика ситуации с определенной заданной периодичностью и с использованием базовой системы индикаторов. Это определение небольшого числа показателей, отражающих состояние системы, когда методом повторных замеров накапливается и анализируется информация в динамике, при этом используется сравнение с базовыми и нормативными документами[8].

По мнению учёных, мониторинг может рассматриваться и как способ исследования реальности, используемый в различных науках, и как способ обеспечения сферы управления различными видами деятельности посредством представления своевременной и качественной информации. Его понятие стало общепризнанным как в науке, так и в других областях общественной практики. Речь идет о постоянном наблюдении за каким-либо процессом с целью выявления его соответствия желаемому результату. Иначе говоря, если диагностика ситуации осуществляется систематически с определенной заданной периодичностью и с использованием одной и той же (во всяком случае, базовой) системы индикаторов, мы имеем дело с мониторингом[9].

Так, существует ряд определений понятия «мониторинг» как вида социологического исследования:

1. Мониторинг (предупредительный, предохраняющий) — система регулярного измерения изменений, происходящих в обществе или каких-то его подгруппах, при условии регулярного применения одних и тех же принципов выборки и одного и того же инструментария для сбора данных.

2. Социально-политический мониторинг — постоянный, систематический сбор информации в целях наблюдения и контроля за ходом развития какого-либо социально-политического явления или процесса и его прогнозирования.

3. Кейс-стади — исследование единичных случаев изучаемого феномена и их интенсивный анализ, включающий интервьюирование индивидуума, изучение документов его жизни или случая, который с ним произошел, анализ социальной ситуации в свете поставленной проблемы и формулировки основных выводов и рекомендаций по разрешению возникшей проблемы[10].

Мониторинг коррупции соотносится с понятием международный стандарт[11]. Стандарт (от англ. standard — образец, норма) так и рассматривается как эталон, шаблон, образец, модель который берется как основа для сличения с ним других объектов или свойств[12]. Международный стандарт — стандарт, принятый международной организацией[13]. «международно-правовой стандарт в сфере защиты прав и свобод человека» – это результат толкования универсальной (региональной) международной межправительственной организацией нормы международного права в сфере защиты прав и свобод человека, определяющий масштаб поведения государств-участников таких организаций при реализации толкуемой нормы международного права, который может содержаться как в решениях данных организаций, так и в судебных постановлениях международных судов данных организаций, применяется государствами в их законотворческой, исполнительной и судебной внутригосударственной видах деятельности, является обязательным и влечет «опосредованную» ответственность за его игнорирование, аналогичную той, которая имеет место в случае нарушения толкуемой им нормы международного права[14]. Распространенный в мировой юридической практике термин "антикоррупционные стандарты" (anticorruption standards) означает определенный набор основополагающих, официально закрепленных правил, которым должны соответствовать нормативные предписания, регулирующие конкретные виды государственно-властной деятельности, с тем, чтобы ограничить коррупционные процессы в ней, позволить своевременно выявлять конкретные факты коррупции, предотвращать их негативные последствия[15].

Так, некоторыми парламентариями России был разработан законопроект, размещённый на веб-ресурсе онлайн базы данных законодательства – «Консультант плюс», ключевые понятия противодействия коррупции и мониторинга международных антикоррупционных стандартов, представляют методологический и понятийный интерес, в форме нормативно выраженных в этом проекте следующих формулировок:

«Статья 10. Меры предупреждения коррупционных правонарушений

Предупреждение коррупционных правонарушений осуществляется путем применения следующих мер:

мониторинг коррупционных правонарушений в целом и отдельных их видов;

разработка антикоррупционных стандартов, препятствующих возникновению или ограничивающих интенсивность либо сферу действия явлений, способствующих совершению коррупционных правонарушений;

антикоррупционная экспертиза правовых актов;

пропаганда антикоррупционных стандартов;

содействие гласности и открытости решений, принимаемых лицами, имеющими публичный статус, если иное прямо не предусмотрено законом;

опубликование отчетов о состоянии коррупции и реализации мер антикоррупционной политики;

антикоррупционные образование и воспитание;

оказание государственной и муниципальной поддержки формированию и деятельности общественных объединений, создаваемых в целях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

установление льгот для государственных и муниципальных служащих, связанных с длительностью безупречной службы;

установление нормативных перечней государственных должностей и должностей по государственной и муниципальной службам, а также службе в государственных и муниципальных предприятиях, замещение которых запрещено или ограничено для лиц, имеющих судимости за коррупционные преступления либо преступления, связанные с коррупционными, или подвергавшихся административным либо дисциплинарным взысканиям за иные коррупционные правонарушения, до истечения установленных нормативными правовыми актами сроков действия соответствующих взысканий;

ведение обособленных регистров лиц, в том числе юридических, которые в соответствии с судебными решениями подвергнуты мерам юридической ответственности за совершение коррупционных правонарушений;

предостережение о недопустимости совершения коррупционных правонарушений;

представление органа дознания, следователя, прокурора и частное определение (постановление) суда по уголовным делам о необходимости устранения причин и условий, способствовавших совершению коррупционных преступлений.

Статья 11. Меры пресечения коррупционных правонарушений

1. Пресечение коррупционных административных и дисциплинарных правонарушений осуществляется путем применения управомоченными на то органами (должностными лицами) к правонарушителям предусмотренных нормативными правовыми актами мер административного и дисциплинарного воздействия, в том числе мер задержания, досмотра личных вещей и транспортных средств, изъятия вещей и документов, когда исчерпаны другие меры воздействия.

2. Пресечение коррупционных преступлений осуществляется путем применения управомоченными на то органами (должностными лицами) к лицам, их совершившим, мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации…

Статья 15. Антикоррупционный мониторинг

1. Антикоррупционный мониторинг включает мониторинг коррупции, коррупциогенных факторов и мер реализации антикоррупционной политики.

2. Мониторинг коррупции проводится в целях обеспечения разработки и реализации антикоррупционных программ путем наблюдения коррупционных правонарушений и лиц, их совершивших, их учета, анализа документов, проведения опросов и экспериментов, обработки, оценки и интерпретации данных о показателях коррупционной пораженности.

Мониторинг финансируется из бюджета соответствующего субъекта антикоррупционной политики, принимающего решение о проведении такого мониторинга.

3. Мониторинг коррупционных преступлений и преступлений, связанных с коррупционными, коррупциогенных факторов, а также мер реализации антикоррупционной уголовной политики имеет обязательный характер, осуществляется субъектами антикоррупционной уголовной политики, указанными в части шестой статьи 7 настоящего Федерального закона.

4. Мониторинг иных коррупционных правонарушений, коррупциогенных факторов, а также мер реализации антикоррупционной политики осуществляется управомоченными органами Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и местного самоуправления.

5. Мониторинг мер реализации антикоррупционной политики проводится в целях обеспечения оценки эффективности таких мер, в том числе реализуемых посредством антикоррупционных программ, и осуществляется путем наблюдения результатов применения мер предупреждения, пресечения и ответственности за коррупционные правонарушения, а также мер возмещения причиненного такими правонарушениями вреда; анализа и оценки полученных в результате такого наблюдения данных; разработки прогнозов будущего состояния и тенденций развития соответствующих мер.

предъявление к субъектам предпринимательской и иной законной деятельности требований или условий получения лицензии или регистрации, прямо не предусмотренных федеральными законами или принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами;

немотивированный отказ в выдаче лицензии или в регистрации субъекта предпринимательской или иной законной деятельности или отказ от принятия соответствующих решений по мотивам нецелесообразности;

применение закрытых процедур при лицензировании видов деятельности, на осуществление которой может быть выдано ограниченное количество лицензий;

введение любых ограничений, препятствующих свободному доступу средств массовой информации, заинтересованных граждан и организаций к сведениям об участниках и объектах сертификации, процедурах и правилах управления сертификацией продукции, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом;

введение обязательной сертификации продукции и услуг, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральным законом.

Статья 29. Антикоррупционные стандарты в сфере предоставления и получения зарубежной финансовой и гуманитарной помощи

В целях предупреждения коррупции в сфере принятия и реализации решений, связанных с предоставлением Российской Федерацией, ее субъектами и муниципальными образованиями финансовой и гуманитарной помощи зарубежным государствам или международным организациям, а равно получения такой помощи от последних, федеральным законодательством устанавливаются:

1) ограничения на:

виды и размеры предоставляемой и получаемой помощи;

единоличное и закрытое принятие решений в соответствующей сфере;

непропорциональное представительство заинтересованных российских органов государственной власти, местного самоуправления, общественных организаций, а также стран и международных организаций, являющихся субъектом или объектом получения соответствующей помощи, в коллегиальных органах, создаваемых для распределения такой помощи и надзора за соблюдением порядка и условий ее предоставления или получения;

внеконкурсный и закрытый порядок выбора лиц, осуществляющих независимую экспертизу проектов и решений, связанных с предоставлением или получением такой помощи и ее использованием;

минимальные и максимальные размеры вознаграждений, выплачиваемых лицам, выполняющим посреднические консультационные и экспертные функции в части, относящейся к проектам и решениям, связанным с предоставлением или получением соответствующей помощи;

свободное использование предоставленной или полученной помощи;

любые формы соединения безвозмездно предоставляемой или получаемой помощи с платными услугами и переработкой, если иное прямо не предусмотрено международным договором Российской Федерации;

2) запреты на:

монополизацию посреднических услуг в соответствующей сфере;

внеконкурсное определение объектов получения соответствующей помощи, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральным законодательством и международными договорами Российской Федерации;

разработку и реализацию проектов предоставления или получения соответствующей помощи без проведения антикоррупционной экспертизы;

создание любых препятствий для свободного доступа средств массовой информации, заинтересованных граждан и организаций к сведениям об объектах и субъектах предоставления или получения такой помощи, процедурах подготовки и реализации соответствующих проектов и решений, их инициаторах, разработчиках и экспертах;

участие в разработке проектов, принятии, реализации и экспертизе решений, связанных с предоставлением или получением соответствующей помощи, лиц, имеющих судимости за коррупционные преступления либо преступления, связанные с коррупционными, либо совершивших иные коррупционные правонарушения»[16].

В теории и практике понятия «борьба» и «предупреждение» коррупции, на наш взгляд, как составных понятия «противодействие коррупции», требуют рассмотрения именно в таком контексте, с практической точки зрения. Так, текст введения Стратегии противодействия коррупции в Республике Таджикистан на 2013-2020 годы, начинается с такого понятийного аппарата, что «Противодействие коррупции является составной частью внутренней и внешней политики Республики Таджикистан, разработка и осуществление которой начинается с высшей политической воли руководства государства. Эффективность противодействия коррупции зависит от активного участия всех ветвей государственной власти и гражданского общества в процессе его осуществления. Понятие противодействие коррупции охватывает деятельность всех органов государственной власти по выявлению, предупреждению и устранению причин и условий, способствующих возникновению коррупционных ситуаций, выявлению и борьбе с коррупционными правонарушениями и преступлениями, устранению их негативных последствий, обеспечению прав и свобод, повышению уровня жизни граждан, развитию экономики и обеспечению безопасности страны.».

Заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по безопасности Михаил Гришанков 28 февраля 2006 в Ток-шоу "Особое мнение" высказал своё мнение, что: «Конвенция ООН против коррупции определяет основные принципы противодействия коррупции. Понятие "противодействие" гораздо шире понятия "борьба". Борьба – это когда конкретный правоохранительный орган задерживает конкретного чиновника на получении взяток либо на каких-то других должностных преступлениях, и дело доводится до суда. Противодействие – это система мер, в том числе упреждающих, которая должна быть реализована в государстве для того, чтобы коррупция была минимизирована»[17].

Учёный-исследователь С.А. Кутякин рассматривая соотношение понятий противодействия, борьбы и предупреждения коррупции приходит к выводу, что:

«1. В  юридической  науке  и  практической деятельности правоохранительных органов термин «противодействие» весьма часто отождествляется с термином «борьба». Проведенное нами сравнительное исследование показало, что термин «борьба» является более узким понятием по отношению к термину «противодействие» и входит в его содержание в качестве составной части.

2. В основе противодействия лежит социальное  противоречие,  которое  представляет  собой  взаимодействие  противопоставленных и взаимосвязанных сущностей как источников самодвижения и развития.  Противоречие  является  детерминантом развития социальной системы. Противодействие является внешним выражением противоречия и заключается в применении методов борьбы и обороны.

3. Российский законодатель, раскрывая содержание понятия противодействия конкретным  видам  преступной  деятельности (терроризм; экстремизм; коррупция), считает,  что  предупреждать  (выявлять  и устранять причины и условия) необходимо само преступное явление (преступный феномен): терроризм; коррупцию; экстремистскую  деятельность  и  т.д.  Конкретные преступления необходимо не только предупреждать, но и бороться с ними. В криминалистике понятие «противодействие» рассматривается преимущественно в связи с противодействием расследованию преступлений.  В  теории  оперативно-розыскной  деятельности  термин  «противодействие» применяется наряду с термином «борьба», причем оба эти термина используются при исследовании оперативно-розыскной тактики в ее общем понимании и применительно к конкретным видам преступной деятельности.

4. На наш взгляд, под противодействием  преступности,  здоровой  части  общества и государства следует понимать их взаимонаправленную деятельность, заключающуюся в применении широкого диапазона методов противоборства и имеющую своей целью разрешение существующего между ними социального противоречия»[18].

Тем самым, целесообразным было бы включение рассматриваемых понятий, особенно мониторинга антикоррупционных мер и антикоррупционных стандартов в действующем законодательстве, исходя из того, что по действующему законодательству Республики Таджикистан, субъектами борьбы с коррупцией являются антикоррупционные, по преимуществу правоохранительные органы, тогда как субъектами противодействия коррупции, по существу в процессе осуществления предупреждения системной коррупции, являются все государственные органы и организации, в том числе общественные и международные. Мониторинг состояния осуществления антикоррупционных стандартов же, осуществляемый систематически, позволит направить всех субъектов противодействия коррупции по эффективному пути минимизации и предотвращения коррупции.

Таким образом, мониторинг международных антикоррупционных стандартов можно рассматривать как международный или национальный процесс отслеживания или систематической диагностики ситуации со уровнем, структурой и динамикой коррупционных правонарушений и состояния противодействия коррупции с определенной заданной периодичностью и с использованием базовой системы индикаторов и показателей, отражающих состояние системы противодействия, когда методом повторных замеров накапливается и анализируется информация в динамике, при этом используется сравнительно-правовой метод документов и данных социолого-экономических наук, сопровождаемая и на основе чего проводится реформа правовых и институциональных механизмов противодействия коррупции и системы надлежащего ведомственно-отраслевого государственного управления. Сами же международные антикоррупционные стандарты, в свою очередь, полагаем целесообразным рассматривать как результат толкования универсальной (региональной) международной межправительственной организацией нормы международного права (в узком смысле) и сами общемировые ценности и обобщённый передовой опыт противодействия коррупции отдельных стран, как образец и эталон закрепляемый в рамках международно-правовых договоров и соглашений на базе международных или региональных организаций (в широком смысле). В рамках согласительно-плановых либо протокольных решений которых государства-участники берут обязательства по их практическому осуществлению (имплементации и правоприменению) в их законотворческой, исполнительной и судебной внутригосударственной деятельности, является обязательным и влечет «опосредованную» и «рейтинговую» ответственность за игнорирование международных антикоррупционных стандартов, должных быть воплощёнными в национальных (внутригосударственных) антикоррупционных стандартах и правилах (законах и подзаконных нормативных правовых актах).

Благодаря последовательной правовой политике Главы государства Республики Таджикистан, настойчивости и поддержке ООН, ОЭСР и других международных и национальных механизмов, антикоррупционные комплексные планы и меры в последние годы интенсивно реализуются. Об этом свидетельствуют послания Президента парламенту за последние 8 лет.

В частности, Президент Таджикистана в своих Посланиях Маджлиси Оли Республики Таджикистан от 24 апреля 2010 года, 26 апреля 2013 года поручал соответственно разработку механизма антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, и Стратегии противодействия коррупции в Республике Таджикистан на 2013-2020 годы.

На сегодняшний день эти поручения как выражение высшей политической воли страны по использованию эффективных механизмов предупреждения коррупции с учётом зарубежного передового опыта, запросов и ожиданий всех заинтересованных субъектов реализуются. Однако ожидаемый результат коэффициента полезной деятельности данных механизмов еще предстоит осуществить институционально или организационно-практически.

Так, Закон Республики Таджикистан от 28 декабря 2012 года №925 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», и Порядок проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утверждённый Правительством Республики Таджикистан 3 июня 2014 года стали правовой основой для превентивного искоренения коррупции посредством выявления коррупциогенных факторов в законодательстве. Согласно данного законодательного порядка и правительственного регламента с единой методикой проведения антикоррупционной экспертизы – государственной и общественной, в соответствии со статьёй 5 Закона о наличии коррупциогенных факторов в нормативном правовом акте либо его проекте, могущих способствовать проявлениям коррупции и бюрократически-дискреционным полномочиям приводящим к коррупции, хищению государственн

Scientific publications

(
)